Астанин Виталий Вениаминович

История рождения Ашихара-каратэ

(Для фанатов Ашихара-каратэ и не только)


От автора

Каратэ, Дзюдо, Дзю-дзюцу, Айкидо, Ушу, Кунг-Фу и многие другие слова, обозначающие боевые искусства Востока стремительно вошли в наш лексикон. Однако редко можно получить грамотное объяснение значений этих слов даже у людей, занимающихся боевыми искусствами. Пробелы в знании исторических корней и философской базы той или иной школы объясняются слишком упрощённым и узким подходом к преподаванию восточных единоборств в России. Если 25-30 лет назад при очень ограниченной информации было довольно сложно найти правильные ответы на вопросы по истории боевых искусств, то в современных условиях такой проблемы не существует. Десятки изданий авторитетных российских и зарубежных авторов удовлетворят любые запросы любознательного читателя. К сожалению, прагматический подход к изучению восточных единоборств взял верх над ореолом романтики 70-х годов. Каратэ стало обыденным явлением нашей жизни. Эта обыденность и доступность снизили интерес к поиску глубинных корней, на которых базируется вся система физического и духовного развития личности. В итоге боевое искусство постепенно превращается в обычное спортивное состязание.

Целью настоящей статьи является краткое изложение истории возникновения и развития Ашихара-каратэ как небольшой ветки огромного дерева под названием КАРАТЭ, корни которого произрастают из глубинного опыта боевых искусств Китая, Окинавы и Японии. Поэтому начнём издалека.

Из истории Окинавы.

Префектура Окинава, в которую входят южный и центральный острова Рюкю, является неотделимой частью современной Японии, полностью контролирующей всю политическую жизнь Окинавы. Остров Окинава ("веревка, извивающаяся в море"), имя которого носит вся префектура, с древнейших времен является наиболее значимым из всех островов архипелага Рюкю как с политической, так и с экономической точки зрения. Остров не велик, его общая площадь составляет около 1256 кв. км., протяженность около 108 км., а ширина изменяется от 5 до 24 км. Весь же архипелаг состоит примерно из 70 клочков суши, площадь которых (без Окинавы) составляет 1,3 тыс. кв. км. На морской субтропический климат оказывает влияние теплое течение Куросио у южных и восточных берегов Японии, которое с марта по сентябрь приносит с собой частые тайфуны. Северная Окинава покрыта лесами и слабо населена, в то время как на юге сконцентрирована большая часть населения. Население архипелага представляет результат смешения трех миграционных потоков: с севера — предков нынешних японцев, с юга — племен малайско-полинезийской группы, с запада — древних китайцев.

К началу 14-го века остров Окинава, которым ранее правили многочисленные феодальные князья, был разделен на три крупных государства: Хокудзан (на севере), Тюдзан (в центре) и Нандзан (на юге),— известные как Три Королевства. В 1429 году они были объединены под властью одного правителя по имени Сё Хаси, который сделал столицей город Сюри. Один из последующих правителей, Сё Син (правил с 1477 по 1526 год), ликвидировал феодальную раздробленность, основал государство, базировавшееся на принципах конфуцианства, и собрал всех феодальных князей (андзи) в Сюри. Он наложил запрет на ношение мечей и на владение большим количеством оружия. Это государство, известное как Королевство Рюкю, росло и процветало благодаря торговле с Китаем (в основном через город Фучжоу в провинции Фуцзянь), Юго-Восточной Азией, Кореей и Японией. Протекторат Китая был чисто формальным. В течение нескольких веков Окинава управлялась абсолютно самостоятельно. С Японией отношения были более сложными. Угроза японского вторжения на Окинаву оказалась неминуемой, когда королевство Рюкю отказалось поддерживать Японию в военной кампании против Кореи сначала в 1592 году, а потом в 1597-1598 гг. Формально его поведение рассматривалось как выступление на стороне Кореи. В то время в Японии развернулась междоусобная война между крупнейшими кланами. Победителем из нее выходит Токугава Иэясу, который становится сегуном, т.е. военным правителем Японии. Новый сёгун решил расширить границы своего государства и к тому же раз и навсегда покончить с неясным положением королевства Рюкю.

5 апреля 1609 года мощный флот в составе ста кораблей, на которых находилось около трех тысяч воинов, подходит к берегам Окинавы. Практически никакого сражения не было. Защищался лишь небольшой отряд, что засел за стенами столицы Наха. Но из-за явного превосходства нападающих защитники сочли за лучшее сдаться. Окинава была покорена практически без боя и стала частью Японии. С тех пор, хотя Рюкю и сохранило относительную независимость в торговых отношениях и поддерживало тесные связи с Китаем, экономически оно находилось в полной зависимости от японского клана Сацума и постепенно обнищало. Правление клана Сацума сохранялось на острове вплоть до буржуазной революции Мэйдзи 1868 года. Новое правительство Мэйдзи сделало остров Окинаву частью префектуры Окинава. Окинава навсегда утратила былую самостоятельность. Было положено начало искоренению окинавских традиций и обычаев, считавшихся чуждыми исконно японским.

Существует очень распространенная версия о том, что именно после прихода японцев и повторного запрета на ношение оружия, окинавцы стали активно заниматься кулачным искусством и разработали методы боя с подручными средствами - серпами, цепами, мотыгами, названные кобудо. Некоторые окинавцы обращались к китайским мастерам, проживающим на острове, с просьбой научить их защищать себя от самураев. Именно так, утверждает подавляющее число авторов, и родилась система боевого искусства - окинава-тэ. Конечно, наивно полагать, что кто-то мог противостоять вооруженному самураю с помощью подручных средств или вовсе без оружия. Самурай это профессиональный воин, владевший несколькими видами оружия, который всю жизнь готовил себя к бою. Кроме того, изучение секретов боевого искусства было привилегией людей знатного происхождения. Скорее всего, люди этого круга создавали тайные общества в знак протеста политике Японии. Их члены занимались каратэ и кобудо. Причем допущенные к секретам были ограничены семейным кругом. Кэндо и другие боевые искусства не предназначались для глаз чужаков. Конспирация и таинственность способствовали рождению множества легенд, связанных с мастерами каратэ. С 1871 года Япония начала вводить на Окинаве свое законодательство и систему образования, а также назначать японцев на должности чиновников местного управления. Это встретило ожесточенное сопротивление местных жителей. Начался новый период беспорядков, заметную роль в которых сыграли члены тайных обществ. Тогда японцы в 1879 году увезли последнего окинавского короля (Сё Тая) заложником в Токио, а само королевство превратили из автономного государства, находившегося в вассальной зависимости от метрополии, в 47-ю префектуру империи. Кроме того, благодаря буржуазным реформам 1872 года самураи лишились всех своих привилегий и были уравнены в правах с другими сословиями. В результате этих действий обстановка на острове нормализовалась. Однако, по вековой традиции, укоренившейся в душах островитян, окинава-тэ какое-то время еще держали в секрете. В них окинавцы теперь видели источник, дающий силу национальному духу.

Что касается указов, которые принимал японский сёгунат против хранения оружия, то они распространялись на всю территорию Японии. Один из таких указов, например, был принят в 1588 году во времена правления Тоэтоми Хидэеси. Это положило начало целой кампании, которая вошла в историю под названием "катана-гари" - "охота за мечами". В Японии закрывались кузницы, изготавливать оружие разрешалось лишь по специальной лицензии. Меч разрешалось носить лишь самураю, а все остальные были недостойны такого благородного оружия. Естественно, что эта кампания затронула и Окинаву. Во многом "охота за мечами" была обусловлена не столько тем, что сёгунат боялся за стабильность государства, сколько тем, что необходимо было четко отделить благородных самураев от всех других сословий, тем более от "низкого простонародья". Именно с этого времени катана становится не столько оружием, сколько знаком самурайского отличия и доблести. Простолюдинам запрещалось носить не только мечи, но и любое другое боевое оружие. Указ о запрете на ношение, изготовление оружия был повторен на Окинаве в 1609 году. Правда, в реальной жизни этот суровый закон никак не повлиял на окинавцев: крестьяне и так никогда не носили мечей. Поэтому запреты на оружие, которые имели место в Японии и на Окинаве, возможно, сыграли роль раздражающего фактора, но не имели того решающего значения для развития окинава-тэ и кобудо, которое приписывают им некоторые авторы.

«Окинава-тэ» - боевое искусство Окинавы

История боевых искусств Окинавы начинается в Китае, с которым острова были связаны сотнями нитей. Многие китайцы по разным причинам оказались на Окинаве, и китайские поселения были весьма значительны. Развивались как родственные связи, так и торговые отношения. Торговали солью, чаем, шелками и материей. Китайцы принесли на острова свою религию, духовную культуру, ремесла и тысячелетний опыт кулачного искусства - "цюань". Окинавцы сами приезжали в Китай и даже обучались там. Так происходило рождение нового вида боевых искусств – “окинава-тэ”. Сейчас невозможно установить точные даты и имена первых мастеров, положивших начало окинавскому каратэ, но сохранились записи в "Хронике Большого острова", а также устные предания, которые называет имена некоторых китайских мастеров, проживавших на острове и обучавших островитян кулачному бою.

Название “окинава-тэ” появилось позже. Обычно для обозначения того комплекса боевых искусств, который возник на Окинаве, использовалось название "тодэ", или просто "тэ" - "рука". Их нельзя назвать ни отдельными стилями, ни школами - все это не более чем местное обозначение боевых искусств. Долгое время самым распространенным названием было тодэ - "Рука династии Тан". Именно культура китайской династии Тан (618-907 г.г.) являлась в какой-то мере идеалом для Японии. С той эпохой связывается приход в Японию из Китая классической культуры конфуцианства, каллиграфии, основных живописных школ, первых дзэнских проповедников. Таким образом, классический Китай для Японии навсегда стал ассоциироваться именно с Танской династией. Естественно, что понятие "Тан" стало в какой-то мере синонимом понятия Китай. А значит и термин "танская рука" (тодэ) превратилось в собирательное название для всех видов окинавских боевых искусств, пришедших из Китая.

В японском чтении термин "тодэ" читался как "каратэ". Однако после начала резкой конфронтации Японии и Китая, закончившейся войной 1937-45 г.г., стало весьма небезопасно заниматься "танской" или "китайской рукой". Окинавский мастер Фунакоси Гитин был первым официальным распространителем тодэ в Японии. В своих книгах “Каратэ-до Кёхан” и “Каратэ-до Ньюмон” он обосновал необходимость замены первого иероглифа "то" или "кара" ("Тан") на иероглиф, одинаковый по звучанию, который обозначал "пустой". Так родился термин, ныне известный во всем мире - "Пустая рука" или каратэ. Поскольку японская "Пустая рука" и окинавская "Танская рука" звучали одинаково, а различия между ними все усиливались, большинство окинавских мастеров отказались от традиционного термина "тодэ", а вместо него стали говорить "окинава-каратэ" или просто "окинава-тэ", давая понять, что речь идет именно об окинавской системе боя. Так в 30-х годах XX века возникло название “окинава-тэ” , которое является синонимом старому названию тодэ. Далее по тексту будет использоваться современный термин - “окинава-тэ”.

Как известно, на месте современного мегаполиса Наха раньше располагались три поселения: Сюри, Томари и Наха. Хотя патриархи тодэ давали своим школам названия, подчеркивающие их корни и смысловое содержание, на Окинаве местные жители различали их по территориальному признаку Сюри-тэ, Томари-тэ и Наха-тэ соответственно. Все три школы имели общие китайские корни и отличались друг от друга индивидуальными особенностями основателей и их личным опытом в изучении боевых искусств.

Школы Сюри-тэ и Томари-тэ (Сёрин-рю).

Основатель Сюри-тэ - Мацумура Сокон (около 1809-1901 г.г., точные даты рождения и смерти неизвестны).

По версии Марка Бишопа, известного исследователя истории Окинавы, Мацумура родился в деревне Ямагава близ города Сюри в известной семье сидзоку, то есть дворянского военного сословия, был ученым человеком и признанным каллиграфом. Он служил телохранителем у трех последних королей государства Рюкю: Сё Ко, Сё Ику и Сё Тай. В этот период времени он дважды посетил города Фучжоу и Сацума в качестве посланника по государственным делам. В Фучжоу он имел возможность изучать школы китайского ушу (“Ушу” это боевые искусства Китая, часто называемые “Кунг-Фу”) и даже изыскал время посетить храм Шаолинь в провинции Фукэн (Фуцзянь). В городе Сацума Мацумура, как говорят, познакомился с системой фехтования мечом Дзигэн Рю.

Обучение в Китае резко изменило отношение Мацумуры к боевым искусствам. Он начал рассматривать их как целостную систему воспитания. По возвращении на Окинаву он объявляет о создании своего собственного стиля, которому дал название "Сёрин-рю Гококу-ан-тодэ" - "Танское искусство Шаолиньского монастыря". Мацумура впервые выносит в название своей школы иероглифы Сёрин (Шаолинь). Правда, местные жители называли школу Мацумуры проще – Сюри-тэ, что значит "стиль (рука) из деревни Сюри". Школа Мацумуры была по тем временам велика: в ней обучалось в разные периоды несколько десятков учеников, в том числе и дети весьма уважаемых граждан Окинавы.

Основатель Томари-тэ - Мацумура Косаку (1829—1898 г.г.), в другом чтении—Коруку. Он учился у китайского мастера Цюань Цзя (или Чжуан Цзя), ставшего учителем и для других окинавских мастеров. Согласно целому ряду свидетельств, старинное Томари-тэ представляло собой синтез "внешних" и "внутренних" стилей китайского цюань-фа.

Сюри-тэ и Томари-тэ были столь похожи, что, пожалуй, никто, кроме самих основателей, не мог отличить технику одной школы от другой. Всё различие между ними заключалось в том, что они находились в разных районах. Мацумура Сокон и Мацумура Косаку хорошо знали друг друга. Не удивительно, что объединение школ Сюри-тэ и Томари-тэ произошло ещё при жизни двух знаменитых мастеров.

Мацумура Сокон воспитал целую плеяду учеников, которые сумели создать характерный облик окинава-тэ. Среди его последователей: Итосу Анко (1832-1916 г.г.), Азато Анко (1827-1906 г.г.), Ябу Кэнцу (1866-1937 г.г.), Тёмо Ханасиро (1869—1945 г.г.), Тётоку Кьян (1870-1945 г.г.), Киюна Петин, Сакихара Петин, Рёсэй Куваэ, Набэ Мацумура, Исиминэ Петин .

Огромное влияние на развитие стилей Сёрин-рю оказал Анко Итосу , который является основателем того, что часто называют «современное каратэ».

Анко Итосу (1832—1916 г.г.) родился в деревне Ямагава в окрестностях города Сюри и с малых лет обучался каратэ у Сокона Мацумуры, и после смерти последнего становится официальным и общепризнанным патриархом школы Сюри-тэ. Хорошо зная как китайскую, так и японскую классическую литературу, он был секретарем и писарем последнего рюкюйского короля Сё Тая, пока не распалась монархия в 1879 году. Пожалуй, не было среди старшего поколения окинавских бойцов человека более уважаемого и овеянного легендами, чем Итосу. Среди односельчан Итосу выделялся огромным ростом и могучей силой. Его предплечья сравнивали со "стволом молодой сосны", а грудную клетку уподобляли "огромной круглой бочке". Рассказывают, что до глубокой старости его глаза сохраняли выражение почти детской наивности, доброты и радости жизни.

Итосу не был лишён здоровых амбиций. Он четко определил для себя конечную цель и методично двигался к ней. Итосу основал направление, в которое входили школы, фактически разорвавшие связь с китайскими традициями “закрытости” школ. В китайских школах считалось "хорошим тоном" не обнажать собственное мастерство, не пропагандировать боевое искусство. Итосу же символизировал собой доступность и открытость, стараясь сделать из окинава-тэ общедоступный метод воспитания молодёжи. Итосу стал преподавателем тодэ в центральном колледже Окинавы. У него было несколько сотен учеников, которым он преподавал в разные периоды своей жизни. Его школа в противоположность многим другим была открыта каждому.

Итосу добился не только введения массового обучения тодэ, но и создал собственные комплексы ката. Это был дерзкий поступок, ведь ката — это реальное воплощение духа мудрости древних мастеров. До того времени все ката приходили на Окинаву из Китая. Считалось, что, выполняя ката, человек не столько отрабатывает технику боя, сколько входит в духовную связь с древними мастерами. Итосу же считал, что ката должны стать обычными комплексами для отработки базовой техники, а ореол таинственности многих приёмов лишь вредит этому. Он создал на основе базовых связок Канку и Бассай пять собственных ката, назвав их Пинан ("Умиротворение и спокойствие"). Позже его ученик Фунакоси изменил китайское произношение "Пинан" на японское "Хэйан". Именно под названием "Хэйан" эти пять ката стали базовыми комплексами ряда стилей современного каратэ, в частности Сётокан, основателем которого и считается Фунакоси. Главной целью жизни Итосу стало массовое распространение окинава-тэ, поэтому пять ката Пинан он рассматривал как пять первых шагов или пять последовательных этапов в изучении молодым поколением искусства кулачного боя.

Итосу неоднократно обращался к японским властям с прошениями о том, чтобы признать тодэ официальным видом физического воспитания. Его поддерживали весьма состоятельные люди острова, члены аристократических семей. Итосу пользовался большим авторитетом в Департаменте физической культуры Окинавы и был единственным признанным мастером боевых искусств, вхожим в коридоры власти. Фактически он и стал тем центром, вокруг которого начал складываться круг людей, ратовавших за светское, открытое преподавание боевых искусств и даже за введение окинава-тэ в программу средних учебных заведений. Первоначально каратэ считалось слишком опасным занятием для маленьких детей, поэтому Итосу исключил опасные приемы и упростил ката и технику спарринга, сведя ее главным образом к ударам кулаком и блокам. В 1902 году в результате немалых усилий преподавание окинава-тэ было включено в учебную программу Центрального колледжа, а затем и Педагогического училища префектуры Окинава. А в 1906 году состоялись первые показательные выступления, поддержанные местными властями. Итосу умело использовал свои связи в государственных структурах Окинавы, ибо от чиновников зависела судьба дальнейшего распространения тодэ. Показательные выступления готовились давно и имели чёткую практическую направленность. Представители местной японской администрации составили отчёт на имя самого министра образования Огавы Синтаро, который согласился с тем, чтобы ввести окинава-тэ в программу преподавания средних школ и некоторых высших учебных заведений Окинавы. Примечательно, что в этом документе подчёркивалась отнюдь не боевая ценность окинава-тэ, а именно его воспитательное значение, ибо такие боевые искусства "прививают нормы правильного поведения, учат уважать старших и учителей, делают здоровым тело". Итак, Итосу первый начал рекламную компанию и оказался на шаг впереди по сравнению с другими школами тодэ, которым не приходило в голову демонстрировать на публике своё искусство, считавшееся закрытым и тайным. Появилась конкуренция. Между школами развернулась острая борьба за право официального преподавания в учебных заведениях, за массовость и известность, за возможность поездки в Японию для демонстрации своего мастерства и преподавания тодэ.

Говоря об Итосу Анко, было бы не справедливо не вспомнить ещё одного мастера, которым был преподаватель тодэ Азато Анко (Ясудзато, 1827—1906 г.г.), он же и второй учитель Фунакоси Гитина. Хотя Азато не обладал на Окинаве столь большим авторитетом, как Итосу, подготовка в боевых искусствах у Азато была более фундаментальной. Его воспитание как бойца абсолютным образом отвечало требованиям именно японской, а не окинавской традиции — Азато не только считался мастером Сюри-тэ, но и отменно владел практически всеми самурайскими искусствами: боем с мечом, стрельбой из лука и боем на коне.

Анко Итосу умер в 1916 году в возрасте 84 лет и после себя оставил внушительный список знаменитых учеников: Кэнцу Ябу (1866—1937 г.г.), Гитин Фунакоси (1868—1957 г.г.), Тёмо Ханасиро (1869—1945 г.г.), Тодзё Осиро, Тесин Тибана (1885—1969 г.г.), Кэнва Мабуни (1889—1952 г.г.), Синпан Сирома (1890—1954 г.г.), Дзиро Сирома, Сигару Накамура (ок.1890—1971 г.г.), Модэн Ябику (1882—ок.1945 г.г.), Анбун Токуда (1886—1945 г.г.), Канкэн Тояма .

Марк Бишоп в своей книге «Окинавское каратэ» кратко описывает стили современной Окинавы, происходящие от Сёрин-рю. Как правило, все они получили свои названия, начиная с 30-х и вплоть до 60-х годов 20-го столетия. Некоторые из них широко известны, но многие так и существуют лишь в пределах Окинавы: Исиминэ-рю, Томари-тэ, Сёриндзи-рю, Мацубаяси-рю, Тюбу Сёрин-рю, Иссин-рю, Сёрин-рю (Шаолинь), Рюкю Сёрин-рю, Сёрин-рю (Кобаяси), Кусин-рю, Сито-рю Кэнвы Мабуни, Сито-рю Синпана Сиромы, Тодзан-рю, Окинавское Кэмпо .

Школа Наха-тэ (Сёрэй-рю).

Основатель Наха-тэ - Хигаонна Канрио - один из лучших окинавских мастеров, который дольше всех прожил в Китае.

Хигаонна родился в Наха между 1840—1845 г.г., а по некоторым источникам — в 1853 году. Деревушка Наха, расположенная неподалёку от моря, издавна славилась своими отменными моряками и удачливыми рыбаками. Все её жители были так или иначе связаны с морем. Молодой Хигаонна с детства овладевает профессией моряка и занимается торговлей. Частые деловые поездки в Китай, знакомство с местными боевыми искусствами подвигли Хигаонну заняться китайским ушу. Он бросает торговое дело и поселяется в провинции Фуцзянь с целью обучения боевым искусствам. По утверждениям последователя его школы Миядзато Эити это произошло, когда Хигаонне было 23—24 года. Рекомендательное письмо ему дал некий окинавец Удунь Йосимира, китаец по происхождению. Почти десять лет обучался Хигаонна в провинции Фуцзянь, а затем отправился в странствия по Китаю. Он был посвящён в ряд секретных тренировочных методик и стал носителем "истинной традиции" нескольких закрытых китайских школ. И знаком высшего признания явилось то, что в фуцзяньской школе Хигаонна становится старшим инструктором, фактически первым помощником мастера, и ему было доверено самостоятельно проводить тренировки и посвящения учеников. Это редчайший случай в истории ушу. На Окинаву Хигаонна вернулся в возрасте 35 лет. Хигаонна решил навсегда расстаться с торговлей и посвятить всё своё время преподаванию тодэ. Открыв свою первую школу, он ввёл в ней такую строгую, воистину китайскую дисциплину, что добрая половина учеников тут же покинула его. Хигаонна отнёсся к этому более чем спокойно, придерживаясь китайского принципа: "Лишь у строгого учителя хороший ученик". Хигаонна имел официальное разрешение от китайского мастера на открытие своей школы, что также было редкостью. Большинство окинавских мастеров после посещения Китая такого разрешения не получили. В школе Хигаонны долгое время сохранялись практически все принципы закрытой китайской традиции ушу, в том числе многие медитативные и дыхательные упражнения, сложные методы тренировки и хитроумные способы направления "внутренней энергии" в удар. Отголоски этих закрытых методов мы сегодня можем встретить в тех стилях каратэ, которые вышли из школы Хигаонны, — Годзю-рю и Уэти-рю. Школа Хигаонны не имела никакого названия, и сам он об этом мало заботился, поскольку большинство китайских школ также никак не называлось. Местные жители именовали её Наха-тэ — "стиль из деревни Наха", где жил Хигаонна. Уже после смерти мастера (1917 год), школа обрела второе название — Сёрэй-рю («Школа Просветлённого духа»). В Китае Хигаонна изучал комплекс упражнений, который позднее стал "визитной карточкой" целого ряда стилей каратэ, особенно в области управления сознанием и внутренней энергией "ки". Знаменитое ката Сантин встречается во многих стилях, идущих от Наха-тэ. В Китае этот комплекс назывался "сань тин" — "три шага вперёд", или "три атаки", так как выполнялся по схеме "три шага вперёд — разворот — три шага назад". Суть комплекса состоит в резком чередовании абсолютного расслабления и абсолютного напряжения. Соответственно в Сантин используются два типа дыхания — обычное, или расслабленное, и напряжённое, причём как выдох, так и вдох выполняются при полном мышечном и духовном напряжении. Спустя столетие эти типы дыхания и принципы можно встретить во многих стилях каратэ — Годзю-рю, Кёкусинкай и др. Несложно заметить, что по своему характеру школа Хигаонны, названная Наха-тэ, была чисто "китайской". В сущности, сам Хигаонна и не утверждал, что создал собственный стиль, он лишь преподавал компиляцию из фуцзяньских школ китайского ушу. Хигаонна рассматривал боевые искусства как закрытую систему воспитания духа и в этом жёстко придерживался китайской традиции в отличие от Итосу Анко.

Марк Бишоп в своей книге "Окинавское каратэ" кратко описывает стили современной Окинавы, происходящие от Сёрэй-рю. Он называет их стилями, базирующимися на системах китайского бокса: Дзюкэндо, Рюэй-рю, Годзю-рю, Уэти-рю, Пангай-ноон-рю, Кодзё-рю .

Рождение японского каратэ.

Боевые искусства Японии имеют вековые традиции. Борьба сумо, искусство владения мечом кэндо, борьба дзю-дзюцу и дзю-до являются неотъемлемой частью японского культурного наследия и образа жизни японцев. На их фоне каратэ явление новое и по популярности в самой Японии уступающее традиционным видам. Однако во второй половине XX века именно каратэ получило широкую мировую известность и стало визитной карточкой Японии. Трудно найти страну на карте мира, где бы не практиковался тот или иной стиль каратэ.

Самую первую попытку познакомить японцев с окинава-тэ предпринял мастер Азато Анко, совершивший в 1886 году поездку по Японии. Но блестящий успех Азато не вызвал тогда никакого интереса у широкой общественности. В те годы японцы быстрыми темпами осваивали технические и культурные достижения европейской цивилизации, в связи с чем отечественные боевые искусства многим казались ненужным хламом. Это был очень сложный период для всех видов боевых искусств Японии.

В начале XX века существенно расширяются политические и торговые контакты между Японией и Окинавой. Первыми японцами, начавшими изучать тодэ, были моряки. В 1912 году на Окинаву заходит Первый императорский флот под командованием известного японского адмирала Дэва. Несколько высших офицерских чинов начинают изучать окинава-тэ и привозят в Японию восторженные рассказы о новом для Японии боевом искусстве. В марте 1921 года наследный принц Хирохито, будущий император Японии, направляясь в Европу, посетил Окинаву, чтобы посмотреть на экзотическое искусство, знаменуя переломный момент в пропаганде окинава-тэ. Настало время великого исхода мастеров с Окинавы. А после того как ушли из жизни Итосу Анко (1916 г.) и Хигаонна Канрио (1917 г.) и началось дробление созданных ими школ, наступил перелом в окинавской традиции боевых искусств. Вопрос о начале преподавания окинава-тэ в Японии был предрешен. Вывоз окинава-тэ в Японию стал частью продуманной политики окинавской администрации. Осталось решить, кто будет первым, и какой стиль будет представлен в столице.

Выбор пал на Фунакоси Гитина (1868-1957 г.г.). Это был воспитанный, утонченный, вежливый человек, увлекавшийся поэзией (его литературный псевдоним "Сёто" означал "Сосны и волны"), философией и каллиграфией. Он был хорошо образован, знал китайский и японский языки, увлекался древней историей и соответствовал требованиям, предъявляемым посланцу окинава-тэ в Японии. Фунакоси был прямым учеником великого Анко Итосу с 1890 года. Он никогда не претендовал на славу самого сильного бойца, но был известен своей деятельностью по развитию окинава-тэ и отличался немалой активностью в обсуждении вопроса о преподавании в Японии боевых искусств. Для пропаганды боевых искусств Фунакоси призывает многих мастеров объединиться. Он возглавил общественную организацию - "Сёбукай" ("Общество чистого боевого искусства") в Наха. Одновременно Фунакоси входил и в другую общественную организацию – "Общество изучения тодэ префектуры Окинава", которую в Сюри возглавлял господин Мабуни. Поскольку Фунакоси, будучи преподавателем начальной школы, имел непосредственное отношение к департаменту образования префектуры Окинава, он и получил право продемонстрировать тодэ на Первой национальной выставке по физической культуре в Токио в мае 1922 года. Выступление состоялось в здании женской средней школы в Отяномидзу, где произошло знакомство Фунакоси с великим Кано Дзигоро – основателем дзюдо, который проявил живой интерес к показанной окинавцами технике. По просьбе Кано Дзигоро 17 мая 1922 года Фунакоси вместе со своим учеником Гима Синкин продемонстрировал боевое искусство Окинавы в Кодокане перед мастерами дзюдо. Судьба распорядилась так, что приехав в Японию в 1922 году, Фунакоси остался там навсегда. Он создал свою собственную организацию (Сётокай), открыл собственное додзё (Сётокан), издал свою книгу "Каратэ-до кёхан", в которой изменил название окинавского боевого искусства. Вместо иероглифа "китайский" ("кара") он употребил иероглиф "пустой" (читающийся тоже "кара") и добавил слово "до" ("путь"). Так вместо "танской", "китайской" или "окинавской руки" появился "путь пустой руки". Одновременно Фунакоси объявил о создании стиля Сётокан-рю (Школа клуба "Сосны и Волны").

Активное распространение каратэ в Японии как истинного боевого искусства связано с прибытием в 1921 году в Осака окинавского мастера Мотобу Тёки (1871-1944 г.г.). Его мастерство в боевых искусствах было вне конкуренции. Легенды о нем как о непобедимом бойце ходят на Окинаве до сих пор. К тому же он происходил из знатного рода, который владел собственным семейным стилем. К 1925 году репутация Мотобу как бойца прочно установилась по всей Японии. Нелишне отметить, что ему было в это время уже 54 года! В 1926 году была издана его книга "Окинава-кэнпо-каратэ-дзюцу". В 1927 году он переехал в Токио, где между ним и Фунакоси возникли серьезные разногласия. Мотобу никогда не склонен был к компромиссам. Все 15-летнее пребывание в Японии он гордился своим искусством и своим окинавским происхождением. Пресса рассказывала о его подвигах всей стране, благодаря чему у него появилось много учеников и подражателей. Он повсюду старался показывать каратэ в самом, что ни на есть традиционном духе — как искусство жестокого рукопашного боя. Поэтому главные упреки, которые он адресовал Фунакоси, заключались в том, что тот, во-первых, стремился превратить боевое искусство в военизированную гимнастику, и, во-вторых, эту гимнастику сотворить на японский манер, по образу и подобию дзюдо и кэндо.

Вслед за Мотобу и Фунакоси в Японию из Окинавы прибыли ещё два выдающихся мастера окинава-тэ. В 1928 году в Киото обосновался один из лучших учеников Хигаонны в школе Наха-тэ Мияги Тёдзюн (1888—1953 г.г.), который в 1935 году основал стиль Годзю-рю . Название школы "Годзю-рю" - "Школа жёсткого и мягкого" образовано из сочетания иероглифов "го"- жёсткое и "дзю" - мягкое. По сути, в названии заложена целая философия чередования и единства двух начал в выполнении приёмов. Хотя название стилю дал Мияги Тёдзюн, он лишь унаследовал то, что создал Хигаонна Канрио. Мияги Тёдзюн недолго задержался в Японии. Он плохо знал японский язык и внешне отличался от японцев. Обучение у него многие считали слишком сложным – не случайно у Мияги было мало прямых учеников. Япония, по сути, отворачивается от того типа боевого искусства, который принёс Мияги. В 1936 году Мияги Тёдзюн уезжает на Гавайи, а чуть позже возвращается на родную Окинаву, где делает свою школу ещё более закрытой. После войны японское направление Годзю-рю развивалось уже без участия Мияги и значительно превзошло личную школу патриарха. Ямагути Гогэн стал главным последователем Годзю-рю в Японии. Он считал, что жёсткое начало "го" символизирует собственно боевые искусства, а мягкое начало "дзю" - дзэнскую медитацию и йогическую практику, которую он ввел в качестве обязательного аспекта обучения. Ямагути Гогэн самостоятельно создал Всеяпонскую ассоциацию каратэ-до Годзю-кай без участия Мияги.

В 1929 году открывает свой зал в Осаке Мабуни Кэнва (1889—1952 г.г.), который спустя несколько лет в 1934 году создаст в Японии свою школу Сито-рю . Мабуни Кэнва назвал свою школу "Сито-рю" - "Школу Итосу и Хигаонна" ("си" - другое прочтение иероглифа "ито" из фамилии Итосу, а "то" - другое прочтение иероглифа "хига" из фамилии Хигаонна) – и в марте 1939 года зарегистрировал её в штаб-квартире Дай Ниппон Бутоку кай (Ассоциация воинской доблести Великой Японии). Сито-рю не является смешением стилей двух учителей Мабуни, поэтому сначала изучается школа Итосу, затем – школа Хигаонна и все другие. Особенность школы состоит в том, что её фундаментом являются ката, которые передаются в исконном виде.

За ними следовали десятки других мастеров в поисках заработка и славы. С одной стороны, это было частью продуманной политики окинавских властей, пытавшихся через популяризацию окинава-тэ привлечь к себе внимание, а с другой — инициативой ряда наиболее амбициозных бойцов. Мастера окинава-тэ пошли на штурм бастиона традиционных японских нравов.

Таким образом, в 30-х годах в Японии сформировались и были официально зарегистрированы три основных направления каратэ окинавского происхождения: Сётокан-рю, Годзю-рю и Сито-рю. Четвертое направление – Вадо-рю - можно назвать японским детищем, потому что его основал японец Оцука Хиронори (1892-1982 г.г.). До знакомства в 1922 году с каратэ Гитина Фунакоси он уже прошёл школу боевых искусств Японии и был признанным мастером дзю-дзюцу и фехтования мечом. Оцука Хиронори был в блестящей физической форме с огромным опытом поединков. Поэтому он был не столько учеником Фунакоси, сколько его другом и коллегой, имеющим собственную точку зрения, право высказывать её и даже советовать. Фактически он проучился у Фунакоси всего один год, освоил всё, что мог и стал вторым номером в его школе. Большую роль в становлении собственного стиля Оцука Хиронори сыграло знакомство с Мабуни Кэнва и Мотобу Тёки. В 1929 году, получив формальное согласие учителя, Оцука отделился от Гитина Фунакоси (по некоторым данным это произошло в1934 году). Название "Вадо-рю" - очень удачное название на все времена и на все случаи жизни. Дело в том, что иероглифическая комбинация "ва-до" может быть расшифрована сразу несколькими способами. В настоящее время ее, как правило, толкуют, как "Путь мира", "Путь согласия", "Путь гармонии". С точки зрения современных толкований сущности будо как универсального пути воспитания личности и достижения гармонии с окружающим социальным и природным миром через практику боевого искусства, это название, несомненно, является самым удачным.

При этом в старину тем же иероглифом "Ва" записывалось название Японии - "Ямато". И в действительности первоначальный смысл названия "Вадо" - "Японский путь". В условиях той националистической пропаганды, которая разворачивалась в Японии в 1930-е годы и которой была пропитана вся тогдашняя литература будо, более патриотичного названия, вероятно, придумать было невозможно.

Наконец, иероглиф "ва" имеет также значение "мягкий" и редко употребляемое чтение "явара". Именно так обозначали свое искусство боя без оружия многие школы дзюдзюцу. Следовательно, в названии "Вадо" содержится намек на родство данной школы каратэдо и старого японского дзюдзюцу. Интересно, что сам Оцука придавал очень большое значение дзюдзюцу как составляющей своей школы, а под конец жизни и вовсе дошел до отрицания принадлежности Вадо-рю к каратэ. В одном из интервью он сказал: "Так ведь моя школа - не каратэ. Я учился в течение всего лишь одного года тодэ у господина Фунакоси Гитина, а всю остальную жизнь занимался изучением и преподаванием кэмпо и дзюдзюцу".

Ярким явлением в мире каратэ послевоенной Японии стало рождение нового стиля благодаря таланту и незаурядным организаторским способностям великого корейца - Ояма Масутацу (27.07.1923 - 24.04.1994) . Ояма - человек-легенда и человек-загадка. Хотя деятельность его на протяжении длительного времени проходила под вспышками фотоаппаратов, глазками кино- и видеокамер, мы знаем о Масутацу Ояма не так уж много. Как признают сами последователи Кёкусинкай, "преобладают сведения внешнего характера с немалой долей преувеличений и мифологизации". Руку к этому приложил и сам Ояма, который не был чужд позерства и любви к саморекламе. Кореец по национальности, Ояма был четвертым сыном в большой семье. Его настоящее имя Ёнг И-Чой. Имя Ояма, которое он себе выбрал, означает "Высокая гора". Национальность несколько принижала его статус в глазах японцев. Возможно, именно поэтому Ояма стремился стать большим японцем, чем сами японцы, активно пропагандируя "дух национального величия Японии".

Неясен и путь Оямы в боевых искусствах. Школу каратэ Сётокан Ояма изучал у Фунакоси Гиго (1907-1947 г.г.), третьего сына и преемника Фунакоси Гитина. За очень короткий срок (в зависимости от начала занятий - от нескольких месяцев до трех с половиной лет) Ояма получил черный пояс. Объясняют столь быстрый прогресс его феноменальными способностями и тем, что еще в Корее он изучал какой-то стиль кэмпо и якобы даже получил по нему черный пояс. Во время второй мировой войны Ояма изучал дзюдо, школу айки дзю-дзюцу Дайто-рю у крупного мастера Ёсида Котаро, а также каратэ Годзю-рю под руководством корейца Со Нэйтю, ближайшего соратника знаменитого Ямагути Гогэна.


После окончания войны Ояма, пережидая смутное время, поселился в храме на горе Минобэ, где усиленно тренировался. В 1948 году Ояма Масутацу на полтора года затворился на горе Киёсуми. Согласно легендам, жил он там совершенным отшельником, не общался с людьми, питался "подножным кормом", сражался с дикими зверями.

По возвращении в мир в 1949 году Ояма с целью популяризации каратэ и саморекламы стал организовывать демонстрационные схватки с быками. Всего он провел 52 боя с быками, причем трех из них он убил ударами кулака. Эти "корриды" широко освещали средства массовой информации, а одна из кинокомпаний даже сняла о них документальный фильм. Благодаря этому, имя Оямы стало известно всей Японии.

В 1952-53 г.г. Ояма совершил турне по США. Во время него он демонстрировал каратэ, участвовал в нескольких схватках с американскими боксерами и борцами (кэтчерами). Его выступления произвели настоящий фурор и явились мощнейшим толчком для начала победного шествия каратэ по всем континентам. Впоследствии он еще несколько раз выезжал за границу для демонстрации каратэ.

Вернувшись на родину в 1954 году, Ояма открыл свое первое додзё, которое превратилось в настоящую Мекку бойцов со всей страны. Ученики, пришедшие к Ояма в этот период, в дальнейшем составили когорту славы Кёкусин, став блестящими мастерами каратэ: Куросаки Кэндзи, Ясуда Эйдзи, Года Юдзо, Като Сигэо, Накамура Тадаси, Ояма Сигэру, Ояма Ясухико, Асихара Хидэюки, Соэно Ёсидзи, Рояма Хацуо и др. В их тренировках и спаррингах и рождался стиль Кёкусинкай. Однако в 50-х годах самого этого названия еще не было, и называли этот стиль просто "каратэ додзё Оямы".

Физическая и боевая подготовка Ояма была отменной, он обладал поистине пушечными ударами. И хотя многие считали его технику "не классической", не находилось желающих спарринговаться в контактном поединке с Ояма. Ояма постоянно работает над созданием технического арсенала новой школы, который уходит своими корнями в Годзю-рю. В технике Оямы начинают проступать контуры будущего Кёкусинкай. Стойки — значительно выше, а позиции нацелены непосредственно на ведение поединка. Из классики Годзю-рю приходят и круговые блоки предплечьями и ладонями, а также базовые дыхательные ката Сантин и Тэнсё.

Талантливый мастер Ояма берёт из техники Годзю-рю наиболее эффективные способы внутренней тренировки, в том числе и особые методы дыхания, регулирующие сознание. Из большого количества дыхательных упражнений он отбирает два — ибукэ и ногарэ, символизирующие как бы два начала. Выдох в ибукэ выполняется при напряжении мышц живота во время разведения скрещённых рук в стороны. Этот тип сонорного (т.е. звукового) дыхания, как считается, активизирует работу сознания, возбуждает боевой дух и приучает к концентрации энергии "ки". Ему логически противостоит мягкий и спокойный тип дыхания ногарэ, применение которого сопровождается движениями ладоней. Ногарэ успокаивает и как бы "охлаждает" сознание, приводя организм в состояние равновесия.

По сути, Ояма разрабатывает новый подход к тренировкам в каратэ. Его составляющие можно встретить в Сётокане, в Годзю-рю, но комплексно они воплотились именно в системе Ояма. Многие формы тренировок, например отжимания на кулаках и пальцах, отработка всех приёмов в паре с партнёром стали сегодня каноническими для целого ряда стилей каратэ.

К середине 50-х гг. Ояма прочно утвердился среди элиты японского каратэ. В 1956 году "Токийская ежедневная вечерняя газета" организовала показательные выступления и демонстрационную схватку между Масутацу Ояма и главой японской школы Годзю-рю Ямагути Гогэном, причем Ямагути вручил Масутацу Ояма сертификат на обладание 7-м даном Годзю-рю и званием кёси (Почётное звание, учрежденное в июне 1901 года Дай Ниппон Бутоку кай за особые достижения в преподавании будо). Запись о присвоении Ояма Масутацу звания кёси - "наставника" - и степени 7-й дан, датированная 1954 годом, действительно имеется в Тетради фиксации сведений о присвоении мастерских степеней, и сделана она рукой самого Ямагути Гогэна.

Однако в том же 1956 году Масутацу Ояма неожиданно порвал с Ямагути Гогэном, основал собственное додзё и начал пропагандировать собственный стиль каратэ. Он понимал, что может претендовать на большее, чем быть вторым номером при Ямагути. Достоверно известно, что конфликт между Масутацу Ояма и Ямагути был очень острым.

Как бы там ни было, уйдя от Ямагути, Ояма фактически порвал со всем миром каратэ, ведь для ортодоксально настроенных каратистов его поступок был ничем иным, как предательством по отношению к учителю. Хорошо известно, что многие представители японского каратэ и до этого неоднократно критиковали Масутацу Ояма за нарушение писаных и неписаных норм каратэдо - за чрезмерную жестокость, проявленную в убийствах быков, за получение денег при демонстрации каратэ в США и т.д. Разрыв с Ямагути, похоже, переполнил чашу терпения и превратил Масутацу Ояма в изгоя. Правда, позднее, когда школа Кёкусинкай набрала силу и превратилась в одну из крупнейших организаций каратэ в Японии, руководителям ведущих организаций при решении различных вопросов не раз приходилось садиться с ним за стол переговоров.

Со своей стороны, на изгнание из мира каратэ Ояма, похоже, отреагировал тем, что стал вымарывать собственный путь в боевых искусствах, замалчивать имена своих реальных учителей и создавать мифологизированную историю своей жизни и своей школы, чтобы и с морально-этической стороны обеспечить ее состоятельность в глазах широкой публики. Похоже, именно так рождался образ просветленного мастера, познавшего каратэ в затворничестве в горах и спустившегося в лохмотьях в этот мир, чтобы дать всем желающим Кёкусин - "Абсолютную истину".

В 1963 году Ояма построил штаб-квартиру (Хонбу) Международной организации каратэ (IKO), которая в 1964 году получила официальное название Кёкусин кайкан - "Дворец общества абсолютной истины".

В 1966 году небольшая команда учеников Масутацу Ояма в составе Куросаки Кэндзи, Накамуры Тадаси и Фудзихиры Акио приняла вызов, брошенный представителями таиландского бокса, и в матче с сильнейшими представителями муай-тай в Бангкоке одержала победу со счетом 2:1, поддержав репутацию каратэ.

С 1969 года, когда прошел первый Открытый всеяпонский турнир по каратэдо, началось спортивное развитие стиля Кёкусин. В дальнейшем подобные чемпионаты проходили ежегодно. В 1975 году прошел Первый открытый чемпионат мира по каратэдо. Об этом турнире и подготовке к нему участников был снят документальный фильм "Сильнейшее каратэ на планете", который стал настоящим хитом. Одновременно на экраны кинотеатров вышел художественный фильм "Боевое каратэ Кулак абсолютной истины" (в отечественном прокате - "Поединок", "Обреченный на одиночество"), основанный на мифологизированной и героизированной биографии Оямы в изложении популярнейшей в Японии серии комиксов "Жизнь фаната каратэ", начавшей выходить в 1971 году. Блестящая игра актера Тиба Синъити, выступившего в роли Ояма, и его главного врага "Намбу", которого сыграл Исибаси Масаси, ближайший помощник Ояма в период становления Кёкусин (в настоящее время обладатель 8-го дана Годзю-рю и 7-го Кёкусинкай), появление в заставках самого Ояма и его учеников способствовали огромному успеху фильма у зрителей.

Благодаря незаурядной личности Масутацу Ояма, его фантастическому мастерству, усилиям его ближайших сподвижников, внесших колоссальный вклад в поддержание имиджа каратэ как сильнейшего боевого искусства и широкомасштабной рекламе, Кёкусинкай получил широчайшее распространение в мире и превратился в авторитарную организацию, основанную на жёстком подчинении и имеющую свои додзё в более чем в 140 странах! Единоличным лидером этой империи был Ояма. Конечно, не всех сподвижников Масутацу Ояма это устраивало. Многие мастера имели собственные амбиции, тем более что их вклад в развитие Кёкусинкай был огромен. Постепенно, ещё при жизни Масутацу Ояма, наметился раскол в организации. Многие мастера начали покидать Кёкусинкай.

Джон Блюминг : Покинул Кёкусинкай в 1967 году, когда имел 6-ой Дан. В 1980 году основал собственную организацию, которую назвал Кёкусин Будокайкан ("International Budokaikan").

Майк Ганчи : Покинул Кёкусинкай в 1975 году, основал собственную организацию, которую назвал "Мусин Каратэ-до".

Тадаси Накамура : Покинул Кёкусинкай в 1976 году, создал организацию под названием World Seido Karate Organization (WSKO), известную также как Сейдокан со штаб квартирой в США.

Кэндзи Куросаки : Покинул Кёкусинкай в 1976 году. Он тренировался с Оямой под руководством Ямагути в Годзю-рю. Сейчас представляет Кёкусинкай в Будокайкан у Д.Блюминга.

Кацуаки Сато : Покинул Кёкусинкай в 1977 году и основал стиль Сато-дзюку, позже перименованный в Одо-каратэ.

Ёсидзи Соэно : Покинул Кёкусинкай в 1978 году и основал Шидокан ("World Karate Association Shidokan").

Хидэюки Ашихара : Покинул Кёкусинкай в 1979 году. В 1980 году он создавал "New International Karate Organization" (NIKO).

Йоко Ниномия : Ученик Хидеюки Ашихара, покинул Кёкусинкай в 1979 году вместе с учителем и в 1988 году создавал свою собственную систему под названием "Эншин-каратэ" с штаб-квартирой в США.

Хуссейн Наркер : Покинул Кёкусинкай в 1979 году. В 1985 году основал Ashihara Karate International (A.K.I.).

Такаси Адзума : Покинул Кёкусинкай и в 1980 году основал свой стиль под названием "Дайдо-дзюку каратэ", переименованный позже в "Кудо".

Казуоши Ишии : Покинул Кёкусинкай в 1980 году и создал свой собственный стиль под названием Seido-Kaikan с штаб-квартирой в Осаке, Япония. Ишии ответственен за один из наиболее популярных турниров, известный как K-1 Гран-при.

Сигеру и Ясухико Ояма : Покинули Кёкусинкай в 1981 году и в 1985 году создали свою собственную организацию под названием Ояма-каратэ ("World Oyama Karate (WOK)") со штаб квартирой в США.

Дэвид Кук : Покинул Кёкусинкай в 1982 году, и позже занялся развитием стиля Ашихара-каратэ в Европе. Сейчас возглавляет в International Budo Organization (IBO).

Стив Арнейл : Покинул Кёкусинкай в 1991 году, и основал в 1992 году Международную Федерацию Каратэ (International Federation of Karate (IFK)), развивающую кёкусинкай на основе национальных организаций.

После смерти Масутацу Ояма в 1994 году International Federation of Karate (IKO) распалась на части.

Акиеши (Сокэй) Мацуи : В 1994 году возглавил IKO-1.

Кэнджи Мидори : В 1994 году создал World Karate Organization ShinKyokushinkai WKO (ИКО-2).

Есикадзу Мацушима : В 1995 году создал International Karate Organization (ИКО-3).

Тэдзука Тору : В 2000 году создал International Karate Organization (ИКО-4).

Адемирр да Коста : Покинул IKO после смерти Ояма. Основал Сейвакай (International Combat Karate Organization Seiwakai).

Юкио Нишида : Покинул IKO в 2001 году и основал Сейбукай (Seibukai Kyokushin).

Дайго Оиши и Кацуюки Хасэгава : Покинули IKO в 2001 году и основали Киокушин Рэнгокай, International Karate Organization Kyokushinkaikan - Kyokushin Rengokai (Всеяпонский союз Кекусин каратэ).

Хатсуо Рояма . Покинул IKO в 2002 году и в 2003 году основал Международную Федерацию Кёкусин кан каратэ-до.

Хадзиме Кадзуми . Покинул IKO в 2003 году и основал школу Кудзуми-додзё.

Ашихара-каратэ

Хидеюки Ашихара (1944-1995 г.г.) - великий мастер боевых искусств Японии - не успел сам написать автобиографическую книгу. В последние месяцы жизни, когда болезнь не позволяла ему писать, он поручил сделать это своему ученику, диктуя основные мысли и вспоминая прожитые годы. Хидеюки Ашихара оставил огромное наследие в виде книг и учебных фильмов по боевому искусству, которому он посвятил всю свою короткую жизнь. Кантё Ашихара посвятил всю свою жизнь пропаганде каратэ как части Японского наследия и ему удалось многого добиться в том, чтобы каратэ по популярности приблизилось к кэндо и дзюдо. Он был в постоянном творческом поиске оптимальной и эффективной техники каратэ, дающей шанс человеку средних способностей противостоять физически более сильному противнику. Понимая, что ему определен судьбой короткий срок, ценя каждую минуту своей жизни, кантё Ашихара избегал встреч с журналистами, заслужив уважительное прозвище "Мастер-призрак". Но и без газетных статей и телевизионных передач великий мастер снискал себе подлинную славу в Японии и во всем мире, создав новейший стиль каратэ и огромную международную организацию, объединившую его последователей во многих странах всех континентов.

Хидеюки Ашихара родился 5 декабря 1944 года в деревне Номичо японской префектуры Хиросима. Воспитывался Хидеюки дедушкой и бабушкой, был большой смутьян и любил подраться, что доставляло им большие проблемы. Независимость и чувство собственного достоинства с детства проявились у будущего кантё. Другой чертой характера Хидеюки было великое трудолюбие, за счет которого он, не отличавшийся от своих сверстников ни большим ростом, ни природной силой, сумел добиться немалых успехов и заслужить внимание известных мастеров Японии. Как многие японские мальчики в школе с четвертого до девятого класса изучал кэндо. Весной 1960 года в 15-ти летнем возрасте покинул дом и отправился в Токио, где начал работать на бензозаправочной станции. Хидеюки вспоминает, что в свободное время ему необходимо было заняться чем-либо полезным. Несмотря на молодость, он понимал, что может скатиться на скользкую дорожку, проводя досуг в драках и других развлечениях улицы. Подсознательно он чувствовал, что ему необходимо додзё, где можно тренироваться и развивать свои бойцовские способности. Поиски увенчались успехом, и простое объявление на телеграфном столбе привело его в додзё Ояма. Додзё Ояма располагалось в старом заброшенном деревянном здании, где, казалось, в любой момент может обрушиться потолок. Ашихара был удивлен такими условиями, но то, что он увидел на занятиях, просто покорило его. Тренировки были чрезвычайно интенсивны и больше походили на реальный бой. С этого момента Хидеюки Ашихара не мог думать ни о чем-либо кроме каратэ. Он тренировался как сумасшедший, и через восемь месяцев единственный из 55 аттестуемых получил зеленый пояс. Свой первый чёрный пояс Ашихара получил 26 марта 1964 года в 19 лет. К тому времени Масутацу Ояма уже дал название своему стилю – Кекусинкай. За счет своего великого трудолюбия Хидеюки Ашихара добился в стиле Кекусинкай-каратэ очень высоких результатов, и уже через несколько лет тренировок, достигнув 20-летнего возраста, он становится инструктором Кекусинкай каратэ, обладая очень высокой для своих лет степенью - 3-м Даном. Этот факт, несомненно, говорит о том, что уже в то время, несмотря на свою молодость, Хидеюки Ашихара глубоко осознал сущность одного из наиболее жестких и прогрессивных единоборств Японии 60-х годов - Кекусинкай-каратэ - путем упорного самосовершенствования в технике стиля и физических упражнениях.

Реализуя политику распространения своего стиля по Японии и всему миру, Масутацу Ояма посылал своих лучших учеников в разные точки для организации новых додзё. Так 27 марта 1967 года сэнсэй Ашихара в качестве опытного инструктора прибыл на остров Сикоку префектуры Эхиме для развития стиля Кекусинкай-каратэ. Работа начинается буквально "с ноля", кроме того, молодой Мастер вынужден вступить в соперничество с учителями других стилей, уже прочно обосновавшихся в этой префектуре. Однако трудности только стимулируют такие черты характера Хидеюки Ашихара как упорство и трудолюбие, и вскоре все были вынуждены признать, что новый Додзё на острове Сикоку состоялся в полной мере. Начиная с 1969 года, в городе Яватахама открывается длительный этап работы инструктора Хидеюки Ашихара на острове Сикоку. В этот период началось формирование собственных взглядов на каратэ и методики его преподавания. Вот как вспоминает Хидеюки Ашихара эпизод своего становления как инструктора, стремящегося увеличить количество учеников:

“Когда появляется большее количество людей, претензии возрастают. Как только они усвоили основные принципы движений в каратэ, мы начали пробовать более сложную технику. Поскольку у некоторых имелся опыт других школ каратэ и дзюдо, им не терпелось перейти к кумитэ. Я понимал, что ещё слишком рано начинать кумитэ, но желание учеников было велико. И я решился. Это было ошибкой.

Я наносил удары в голову ученикам, которые бросили мне вызов. Я, конечно, делал это более мягко, чем на тренировках в Токио, но они не могли стоять на ногах. Мы укладывали в угол всех, кто был в нокдауне, подобно рядам рыбы тунца. Когда через несколько дней мы повторили это упражнение, число учеников сократилось с 55 членов до пяти.

Впервые, я понял, что произошло. Мне стало ясно, что это всё из-за кумитэ. Любопытство переросло в страх и опасения. Я понял, что среди и так самого ограниченного источника новых членов, имеется только горстка фанатов каратэ. Моя ошибка состояла в том, что я ожидал, что все они будут следовать за мной, получая травмы как составляющую часть изучения каратэ.

Я должен был изучить трудный путь профессионала, зарабатывающего на жизнь от каратэ. С этого дня я начал думать относительно методики тренировок, которая предложит ученикам навыки базовой техники и боевой техники, но максимально уменьшит травматизм. Мои средства к существованию были под угрозой”.


Первый собственный деревянный додзё площадью 145 квадратных метров был открыт в городе Яватахама 15 июня 1969 года. Здание все еще сохраняется в его первоначальном виде, и теперь стало “священным местом” для поклонников Ашихара-каратэ. Здание было построено на средства, собранные учениками и собственные сбережения Хидеюки Ашихара. Кроме того, кантё часто вспоминает господина Сохэй Мори как своего наставника в житейских делах. Сохэй Мори был избран в нижнюю палату Японского парламента, и был министром в течение определенного периода. Он имел такую философию: никогда не приносите извинений, никогда не обвиняйте других и никогда не критикуйте. Эти три принципа оказали влияние на взгляды Ашихара.

Как только строительство додзё в городе Яватахама было завершено, именно Сохэй Мори поставил новую цель – обосноваться в городе Мацуяма, другими словами выйти на оперативный простор. Оставив додзё на попечение старших учеников, Ашихара перебрался в Мацуяма. От Яватахама до Мацуяма было полчаса езды на поезде. К тому времени Хидеюки был уже женат и снимал квартиру в 250 метрах от того места, где находится современное здание Хонбу. Проведя рекламную кампанию, он начал собирать новых учеников для занятий каратэ.

А примерно через месяц к нему обратилось руководство полицейской академии префектуры Эхиме с предложением преподавать каратэ для слушателей. Хотя у Ашихара в молодости были проблемы во взаимоотношениях с полицией, он с удовольствием принял предложение. Все слушатели не были новичками в боевых искусствах, для них изучение методов борьбы было не хобби, а профессиональной необходимостью. Они все были хорошо обучены и имели подготовку в дзюдо, кэндо, каратэ и других направлениях единоборств. Они были быстры и неукротимы в кумитэ и признавали только реальную борьбу. Однако в обычной жизни это были скромные люди. Позже некоторые из них достигли высоких положений в полицейском ведомстве. Обучая слушателей, Ашихара сам многому научился, особенно дисциплине и самодисциплине, царившей в стенах академии. Вникая в работу полицейских, он начал акцентировать внимание не на поражении противника с ущербом для его здоровья, а больше на обеспечении контроля над ним. Позднее это легло в основу разработки концепции “САБАКИ”.

Расширяя свой клуб в городе Мацуяма, Ашихара ездил по другим сильным школам каратэ, пропагандируя свой стиль разными способами. Оглядываясь назад, Ашихара вспоминает, что часто технические преимущества стиля приходилось доказывать, побеждая в поединках.

В этот период мастерство и авторитет Ашихара как преподавателя Кекусинкай достигают наивысшей ступени. Сфера его деятельности распространяется за пределы острова Сикоку. Филиалы его додзё начали появляться в городах Осака, Хиросима, Киото, Кобе, Нара, Сингу и других местах, которые он регулярно посещает для консультаций. Это был первый шаг к реализации мечты, и Ашихара был готов кричать от радости. Бум каратэ был невероятный. Однако Ашихара хорошо помнил тяжелые времена, когда он начинал свою деятельность и понимал, что для многих занятия каратэ были просто модным увлечением и, чтобы удержать их, необходима модернизация стиля в направлении методов обучения и психологической подготовки.

В этот период между Хидеюки Ашихара и высшим руководством Кекусинкай начинаются разногласия. Многие видели в нем не только серьезного конкурента для иерархов Кекусинкай, но и возможного преемника самого Масутацу Ояма. Данные сведения выглядят достаточно достоверно, так как нередко в конце 70-х годов японская пресса упоминала в одной связи имена великого основателя и молодого, но уже знаменитого ученика. Если добавить к этому неуживчивый характер самого Хидеюки Ашихара, то можно представить насколько могли осложниться его отношения с другими лидерами организации Кекусинкай. Другая немаловажная причина кроется в реакции руководителей Кекусинкай на неоднократные высказывания Хидеюки Ашихара относительно необходимости реформирования технических основ Кекусинкай каратэ. Как ведущий инструктор, он в совершенстве освоил технику Кихон и Ката, что позволило ему сделать вывод о том, что необходимо внести изменения для еще большего прогресса в развитии стиля. Однако, подобная инициатива не нашла поддержки у основателя. И конечно, финансовая сторона вопроса также имела огромное значение, так как в Хонбу регулярно перечислялись взносы из всех новых додзё и условия их распределения наверняка не устраивали Хидеюки Ашихара.

А между тем, семья Ашихара 27 декабря 1978 года окончательно перебралась в город Мацуяма. Еще в 1975 году был куплен участок для строительства додзё, но строительство началось в марте 1978 года и долгожданное его открытие состоялось в 1979 году. Новое додзё представляло собой современное здание со всеми необходимыми средствами для тренировок, работы и связи с внешним миром. В 35 лет Хидеюки Ашихара осуществил свою мечту и заложил мощный фундамент для создания в будущем собственной организации. Однако, по мнению Ашихара, руководство Кекусинкай хонбу не оценило по достоинству его успехи и лишь повысило ежемесячную членскую плату в организацию. Кроме того, если раньше Хидеюки Ашихара отвечал за всю префектуру Эхиме, то в это время её разделили на две части, и Ашихара получил северную часть. А вскоре ему было рекомендовано и вовсе приостановить деятельность в этой префектуре. Поводом стали жалобы руководителей других додзё на Ашихара за вторжение на их территорию. Это был период бума на каратэ, и многие инструкторы стремились заработать преподаванием, что было причиной конфликтов между ними. Однако методика преподавания мастера Хидеюки Ашихара к этому времени была вне конкуренции как в префектуре Эхиме, так и за её пределами. Перед ним встала проблема выбора: подчиниться Организации, бросить всё, что создано упорным трудом или игнорировать указания и продолжать свою деятельность, тем самым, внося раскол и бросая пятно на Кекусинкай хонбу. Мастер Ашихара всегда твердо верил в то, что каратэ это, прежде всего, упорные тренировки, тренировки и ещё раз тренировки до седьмого пота. После построения додзё у него появились проблемы совершенно другого порядка. Похожие проблемы неминуемо возникают в любой организации по мере её увеличения и усиления. Взаимоотношения людей, стоящих на вершине организации, и рядовых членов становятся отчуждёнными. Когда Ашихара пришёл в додзё Ояма, организация общими усилиями только лишь формировалась. Невзирая на трудности в обучении, существовали теплые отношения и глубокое взаимопонимание между сэмпаем (старшим) и кохаем (младшим), подкреплённые ежедневными тренировками, товарищеской поддержкой и энтузиазмом. Когда организация выросла до Кекусинкай–кан, старая атмосфера Ояма додзё стала исчезать, появилось много новых людей, часто случайных, алчущих славы и денег. Ашихара считал, что он стоял у истоков организации, когда она не была такой популярной, и сам создал своё додзё, шаг за шагом преодолевая трудности, делая ошибки и исправляя их. В то время это был не очень прибыльный способ заработать на хлеб насущный.

Таким образом, как пишет Ашихара, расстояние между ним и Кайкан хонбу со временем всё больше увеличивалось. В марте 1978 года в Токио он почувствовал себя чужим, когда посетил конференцию глав всех отделений. В течение конференции, его одолевали различные мысли. Как поступить, чтобы не причинять неприятности организации? Пришло одно единственное решение – уйти в отставку и продолжать передавать истинный путь Каратэ в небольшом масштабе острова Сикоку. На конференции Ашихара объявил о своём решении, а через пол года он получил официальное извещение из Хонбу об исключении из организации. Кекусинкай–кан преподнесло это в средствах массовой информации как изгнание. Однако Хидеюки Ашихара считал, что выполнил последний урок великого Масутацу Ояма, который и сам был не слишком предан своим наставникам: "Превзойди своего учителя и нацеливайся выше". В сентябре 1961 года он пришел в додзё Ояма, а в сентябре 1980 года прекратил свою работу в организации Кекусинкай каратэ, в создание и развитие которой он внёс свой немалый вклад.

Итак, после почти двадцатилетнего этапа работы в Хонбу Кекусинкай, Хидеюки Ашихара и несколько его преданных учеников начали самостоятельное продвижение по новому пути. Уже в сентябре 1980 года кантё Ашихара основывает свою организацию - New International Karate Organization (NIKO) Ashihara-Karate Kaikan. Название это можно перевести как "Новая Международная организация каратэ - общество Ашихара-каратэ".

В течение всех последующих лет Хидеюки Ашихара упорно работает над созданием нового направления контактных единоборств, в основу которого положены принципы реального поединка. Хидеюки Ашихара всегда стремился к изучению наиболее эффективных направлений борьбы, ставящих важнейшей своей задачей практику поединка в полном контакте. В процессе работы над основами стиля. Мастер приходит к выводу, что "фундамент" школы - Кихон (базовая техника) и ее "вершина" - Кумитэ (поединок) должны быть достаточно эффективно связаны между собой именно на уровне тренировочной программы. Проанализировав сотни поединков великих мастеров, он определил, что успешные действия бойцов в большей мере определялись умением правильно перемещаться и использовать свое преимущество, чем упрямством в атаке и физической силой. Хидеюки Ашихара утверждает в качестве главного принципа своего стиля метод "САБАКИ", что в переводе с японского одновременно может означать "контроль" и "решение". Этот принцип позволил успешно выполнять задачи по обучению действительно практическим аспектам каратэ.

Он вторгается в "святая святых" каратэ - Ката, изменяя не только их внутреннюю структуру, но и присваивая этой части базовой техники совершенно иную роль. Известно, что практически все школы каратэ используют Ката как отвлеченный метод шлифовки технического мастерства, абсолютно не имеющего практического применения в поединке. Это в свою очередь, приводит к тому, что Ката из некогда грозных боевых комплексов перерождаются в ритуальные и малопонятные даже самим мастерам формальные упражнения. В Ашихара-каратэ, напротив, Ката становятся наиболее эффективным средством для тренировки реального поединка за счет выполнения всех элементов в паре или против нескольких соперников в полный контакт, используя свободный темп, высокую скорость и рациональные перемещения.

Хидеюки Ашихара удалось ввести в тактику контактного боя, когда любое сближение соперников чревато травмой или нокаутом, наиболее эффективную технику выведения противника из равновесия. Большинство стилей каратэ используют эту технику в отрыве от основного рисунка боя. В Ашихара-каратэ для входа в захват с последующим броском успешно используются предварительные удары коленями и локтями, что обеспечивает реальное выполнение бросков, даже если поединок проходит в жесткой манере обмена ударами. Подобный успех обусловлен тем, что Мастер Ашихара сумел перенести оригинальный арсенал бросков айкидо и дзюдо на жесткий стиль спарринга Кекусинкай.

Ашихара-каратэ можно смело отнести к действительно новейшим системам японских видов борьбы и боевых искусств в целом, так как оно создано в конце ХХ столетия и, следовательно, впитало в себя все лучшее, что накопила цивилизация в этой области, а также благодаря своим принципиальным отличиям от других направлений каратэ, касающихся оценки технических основ каратэ и методов их изучения.

Кантё Ашихара понимал, что в преподавании Ашихара-каратэ не следует придерживаться строгих догм, а необходимо уделять внимание лишь принципиальным моментам тренировочного цикла. Эта политика дает Мастеру возможность распространять свой стиль не только путем непосредственных занятий с учениками, а в основном, за счет современных носителей информации. За этот период Хидеюки Ашихара выпускает три видеофильма, последовательно обучающих Ашихара-каратэ, а также две книги о технике стиля. Благодаря этим мерам кантё Ашихара удалось за короткий срок не только развить свой новый стиль по всему миру, но и сразу добиться качественного роста в его изучении. Когда кантё Ашихара собрал своих последователей из разных стран на первый семинар в Хонбу, то был крайне удивлен тем, насколько высок уровень техники спортсменов Ашихара-каратэ, изучавших стиль по его книгам и видеофильмам. Принципы Ашихара-каратэ легко осваивались представителями самых противоположных направлений именно с учетом особенностей их прежних знаний.

Высокий авторитет Мастера в полной мере подтверждает тот факт, что в течение длительного времени он являлся сотрудником Высшей полицейской Академии Японии, выполняя обязанности Главного Инструктора. Нельзя не согласиться с тем, что подобная должность могла быть предложена руководством Академии только по-настоящему выдающемуся Мастеру, потому как выбор среди специалистов различных единоборств в этой стране велик как нигде в мире.

В начале 90-х годов, в то время, когда организация Кантё Ашихара (NIKO) продолжала свое развитие, здоровье самого Мастера стало ухудшаться. Несмотря на все старания, улучшения его состояния становились все реже и короче. И вот, 24 апреля 1995 года в 2.48 утра почти ровно год спустя после смерти великого Мастера Кекусинкай Масутацу Ояма, смерть настигла и его великого ученика. Японская пресса писала в эти дни, что огромная скорбь поселилась в сердце каждого, кто связал свою судьбу с боевыми искусствами, так как за короткий срок, в течение всего одного года, "погасли два солнца, освещавшие путь для миллионов". Хидеюки Ашихара вошел в историю как один из самых загадочных и молодых Мастеров, сумевший за свою недолгую жизнь достигнуть наивысшей истины боевого искусства.

В настоящее время Международная Организация Ашихара-каратэ имеет свои додзё на всех континентах. В Японии Ашихара-каратэ развивается в 161 городах. Прямой контакт с Хонбу имеют 110 представительств из 38-ми стран мира. Основные центры изучения находятся в Японии, Дании, России, Румынии, Голландии, Швеции и США. Организацией руководит Хиденори Ашихара - сын основателя стиля.

Использованная литература

1. Hideyuki Ashihara. The Word of Life, Tsuba Books, 1997.
2. Joko Ninomiya. My Jorney in Karate, Berkeley, California, Frog, Ltd, 1991.
3. Бишоп Марк. Окинавское каратэ. Учителя, стили и секретная техника, Москва, Гранд, 2001.
4. Долин А.А. и Попов Г.В. Кэмпо, традиция воинских искусств, Москва,»Рипол», 1996.
5. Гичин Фунакоши. Каратэ-до, Ньюмон. Ростов-на-Дону, Феникс, 1999.
6. Гичин Фунакоши. Каратэ-до, Мой образ жизни. Ростов-на-Дону, Феникс, 1999.
7. Куршин В.Г. и Ткач М.А. Европейская организация Ашихара-каратэ. Москва, 1993.
8. Маслов А.А. Воины и мудрецы страны восходящего солнца. Москва, «Гала Пресс», 2000.
9. Макашев А.М. и Эдилян С.Э. Ву-Шу(Kung-Fu). Рекомендации для начинающих. Ленинград, 1990.
10. Рояма Хацуо. Моя жизнь – каратэ. Москва, Издательский дом «Городец», 2003.
11. Тарас А.Е. Энциклопедический справочник «Боевые искусства планеты», Минск, Харвест, 1996.
12. Ткач М.А. Ашихара каратэ. Часть 1. Москва, 1996.
13. Научно-популярный методический журнал «Додзё, боевые искусства Японии», специальный выпуск «Божественный кулак» Ояма Масутацу, Москва, «Будо-спорт», 2002.
14. Научно-популярный методический журнал «Додзё, боевые искусства Японии», №8, Москва, «Будо-спорт», 2001.
15. Научно-популярный методический журнал «Додзё, боевые искусства Японии», №1-2002, Москва, «Будо-спорт», 2002.
16. Научно-популярный методический журнал «Додзё, боевые искусства Японии», №2-2002, Москва, «Будо-спорт», 2002.
17. Научно-популярный методический журнал «Додзё, боевые искусства Японии», №3-2002, Москва, «Будо-спорт», 2002.
18. Научно-популярный методический журнал «Додзё, боевые искусства Японии», №5-2002, Москва, «Будо-спорт», 2002.
19. Научно-популярный методический журнал «Додзё, боевые искусства Японии», №3-2004, Москва, «Будо-спорт», 2004.